Политика   |   Экономика   |   В мире   |   Происшествия   |   Природа   |   Социум   |   Онлайн

Пан Ги Мун о голоде в Сомали

Пан Ги МунПан Ги Мун, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций, высказал свое отношение к обстановке на африканском континенте связанной с голодом, военными конфликтами, экономической нестабильностью, в частности крайне тяжелой ситуацией, которая сложилась в Сомали. Несмотря на то, что условия жизни в развитых странах постоянно улучшаются и проблема голодающего населения не так остра, на планете миллионы людей недоедают, не имеют условий для здоровой жизни, являясь средой распространения инфекционных заболеваний, что в комплексе приводит к ужасающим цифрам смертности. Давайте узнаем, что думает по этому поводу Пан Ги Мун:

«Каждый из нас должен спросить себя, чем он конкретно может помочь»

Во всех странах Африканского Рога люди голодают. В результате катастрофического сочетания конфликта, высоких цен на продовольствие и засухи более 11 миллионов людей испытывают крайнюю нужду. Организация Объединенных Наций бьет тревогу уже несколько месяцев. Мы старались не употреблять этого слова на букву «г» — «голод», — однако в среду официально признали его наличие и тот факт, что ситуация быстро меняется к худшему. Отдельные районы Сомали охвачены голодом. И масштабы этого бедствия расширяются.

Это сигнал, который мы не можем игнорировать. Каждый день ко мне поступают кошмарные сообщения от групп ООН на местах. Сомалийские беженцы, у которых весь скот, включая даже коз, погиб от жажды, неделями бредут в Кению и Эфиопию в надежде на помощь. Осиротевшие дети, напуганные и страдающие от недоедания, оказываются одни в чужом краю.

Из Сомали к нам поступают душераздирающие истории о том, как на глазах у родителей один за другим умирают дети. Недавно до лагеря ООН для перемещенных лиц, расположенного в 140 километрах к югу от Могадишо, после трех недель скитаний добралась одна женщина. Халима Омар, проживавшая в низовьях реки Уэби-Шабелле, когда-то считалась вполне обеспеченной. Сегодня, после трех лет засухи, ей едва удается выжить. Четверо из шести ее детей умерли. «Нет ничего ужаснее, чем видеть, как у тебя на глазах умирает твой ребенок из-за того, что тебе нечем его покормить, — рассказывает она о выпавших на ее долю испытаниях. — Я теряю последнюю надежду».

Даже у тех, кому удалось добраться до лагерей, зачастую нет никаких надежд. Многие теряют слишком много сил во время долгого путешествия по иссушенным зноем землям и умирают от истощения, прежде, чем для них удается что-то сделать. Для людей, нуждающихся в медицинской помощи, зачастую нет лекарств. Представьте себе, что чувствуют врачи, которые вынуждены бессильно наблюдать за тем, как их пациенты умирают из-за отсутствия медикаментов.

Всех нас как членов одной большой семьи — человечества — потрясают эти истории. Мы спрашиваем себя: как такое могло повториться? В конце концов, в мире достаточно еды. Да, ситуация в экономике тяжелая. Однако с незапамятных времен даже в условиях самой жесткой экономии мы никогда не теряли чувства сострадания, которое побуждает нас помогать другим людям.

Именно поэтому я обращаюсь сегодня ко всем, чтобы привлечь внимание мирового сообщества к этому кризису, поднять тревогу и призвать народы мира помочь Сомали в этот час острейшей нужды. Чтобы спасти жизни людей, которым грозит опасность, причем подавляющее большинство из них составляют женщины и дети, нам необходима помощь в размере около 1,6 млрд. долл. США. Пока международные доноры выделили лишь половину этой суммы. Чтобы обратить вспять процесс распространения голода, дать надежду голодающим во имя общечеловеческого братства, мы должны мобилизовать усилия всей мировой общественности.

Мировая общественность — это все мы. Я призываю все страны — и те, которые регулярно финансируют нашу работу, и те, которые традиционно не оказывают помощи по каналам многонациональной системы, — активизировать усилия для борьбы с этой проблемой. Представители учреждений системы Организации Объединенных Наций соберутся 25 июля в Риме, чтобы согласовать порядок наших действий в ответ на эту чрезвычайную ситуацию и привлечь средства для оказания неотложной помощи.

Тем временем каждый из нас как гражданин должен спросить себя, чем он конкретно может помочь. Кто-то мог бы вносить частные пожертвования, как это делалось в ходе предыдущих чрезвычайных ситуаций в Индонезии после цунами или Гаити после землетрясения, а кто-то — требовать от своих избранных представителей добиваться более активного оказания помощи. Даже в идеальных условиях этого может оказаться недостаточно. Существует реальная опасность того, что мы не сможем удовлетворить все потребности.

Особенно тяжелая ситуация сложилась в Сомали. В этой стране любые усилия по оказанию помощи затрудняются продолжающимся конфликтом. Если брать ситуацию в целом, то резкое повышение цен на продовольствие истощило бюджеты международных учреждений и НПО. Условия оперативной деятельности осложняются тем, что переходное национальное правительство Сомали контролирует лишь часть столицы Могадишо. Мы пытаемся договориться с силами «Аш-Шабааб» — исламистской вооруженной группировкой — о предоставлении нам доступа в районы страны, находящиеся под их контролем. И даже в этом случае сохранятся серьезные проблемы в области безопасности.

Кроме того, мы должны признать, что Кения и Эфиопия, которые радушно держат свои границы открытыми, сами переживают серьезнейшие проблемы. Крупнейший в мире лагерь беженцев Дадааб уже страшно переполнен: сейчас в нем находятся около 380 000 беженцев. И еще многие тысячи ждут, пока их зарегистрируют. В соседней Эфиопии лагерь беженцев Доло ежедневно принимает по 2000 человек и тоже уже не справляется с такой нагрузкой. Это еще более усугубляет продовольственный кризис, который переживают у себя на родине почти 7 миллионов кенийцев и эфиопов. В Джибути и Эритрее число нуждающихся также достигает десятков тысяч человек, а, возможно, и много больше.

И даже сейчас, когда мы занимаемся непосредственным урегулированием этого кризиса, мы должны думать над тем, как устранить породившие его причины. Нынешняя засуха, возможно, является наихудшей за последние десятилетия. Вместе с тем, если учесть, что последствия изменения климата все острее ощущаются во всем мире, она, наверняка, будет не последней. А значит, нужны практические меры: программы выведения засухоустойчивых культур, ирригации, развития сельской инфраструктуры, разведения скота.

Эти проекты могут сработать. За последние десять лет они способствовали повышению темпов роста сельскохозяйственного производства в Эфиопии до восьми процентов в год. Кроме того, нам удалось добиться повышения оперативности наших систем раннего предупреждения. Мы знали о предстоящей засухе и начали рассылать предупреждения в ноябре прошлого года. В будущем нам нужно добиться того, чтобы к этим предупреждениям своевременно прислушивались.

Но самое главное — нам нужен мир. Пока в Сомали продолжается конфликт, мы не можем эффективно бороться с голодом. Все больше детей будут оставаться голодными; все больше людей будут умирать бессмысленной смертью. И этот замкнутый круг проблем в сфере безопасности начинает приобретать угрожающие масштабы.

В Сомали Халима Омар сказала нам: «Такая, видать, наша доля, а может быть, произойдет чудо, и нас спасут от этого кошмара».

Я не могут согласиться с тем, что ей уготована такая доля. Совместными усилиями мы должны спасти ее, ее соотечественников и всех их детей, избавив их от этого поистине ужасного кошмара.

Пан Ги МУН — Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций

Источник "День"




Добавить комментарий