Политика   |   Экономика   |   В мире   |   Происшествия   |   Природа   |   Социум   |   Онлайн

Покров Пресвятой Богородицы

 

девочка в очках маленькаяШёл 1973 год...

Молодой специалист Маруся Потапова сидела в Отделе новой техники и лихо стучала «Феликсом». Кривые качества продукции взмывали вверх и сулили ей хорошие премиальные.

Судьба явно благоволила к  Марусе: она одна из всего  выпуска Лесотехнической Академии по всесоюзному распределению попала в Прикарпатье. Мебельный комбинат встретил её  зеркальным отблеском полированных сервантов и уютом дружеской поддержки здорового трудового коллектива. Вскоре приехала группа аспирантов ВУЗа республиканского масштаба во главе с «боевым» профессором – Эмилией Рудольфовной Янсен.  Маруся была счастлива работать с ними и писала маме на Родину весёлые письма.

Профессор тоже благоволила к Марусе, приглашая учиться в аспирантуру и обещая помочь в выборе темы – быть её научным руководителем.

Но вдруг тень пронеслась  по безоблачному небу, влетела в дверь кабинета в виде подружки Олеси и сообщила, что  наступают мрачные времена. Наступают они, конечно, для Директора, но поскольку  все любили его, то всем  и стало не по себе  от известия, что скоро грядут перемены и вопрос о смещении «пенсионера» с поста директора практически  решён. По комбинату уже ходил посторонний - «товарищ с Треста»- и  прикидывал варианты будущего переустройства.  Поднятый  Директором с нуля мебельный комбинат был  мечтой любого карьериста и сулил большие перспективы  роста.

Директор Комбината, Щербанович Илья Петрович, был человеком незаурядным. Он был Коммунистом с большой буквы и приехал из Канады, чтобы построить  «коммунизм»  в отдельно взятом месте: во дворе комбината цвели  и радовали глаз элитные розы, которые он выписывал со всех уголков мира, в рабочих раздевалках  исправно функционировали души, столовая манила приятными запахами, прекрасный Дворец культуры блестел чисто вымытыми окнами …

Всё было эстетично - даже цвет пожарных лестниц  и спецодежды согласовывался лично с Директором.  На прибыль комбината был построен свой детский сад, базовое училище, строились дома с двухэтажным уровнем в центре города, спортивные манежи манили молодёжь, базы отдыха в Крыму  блестели ровненьким песочком …

Работать на таком комбинате было престижно, и зарплата была достойная, благодаря зарубежным заказам на поставку продукции Высшей категории. Когда Маруся сопровождала заказы городские, то при имени директора таяли даже заядлые бюрократы – Илья Петрович был депутатом горсовета и весьма почитаемым в области и республике Человеком – все двери магически мгновенно открывались перед ней. Маруся чувствовала себя причастной к чему-то  большому - светлому и хорошему.

непонятная штукенцияНа полочке шкафа в кабинете, где разместилась Маруся, стоял  образок  Девы Марии. Несмотря на  столь высокое покровительство, арифмометр у Маруси всё-таки  заело, и она отложила  очередные расчёты для аспирантов.  Неожиданно на пороге кабинета возник тот самый «посторонний». Он хозяйским взглядом оглядел кабинет и подсел к Марусе. Марусины аналитические способности были всем известны, и её не удивила просьба «постороннего» о помощи в подборе темы и написании диссертации (для закрепления на посту Директора). Но она представления не имела,  КАК помочь этому человеку – она была весьма скромна. На невнятный лепет  Маруси «посторонний» бурно среагировал и через час на  планёрке с участием учёных, где  она читала доклад, он повёл себя престранно.  Он вскакивал, тыкал пальцем в направлении Маруси и делал непристойные выпады типа «когда эта девчонка последний раз держала в руках книгу Ильина».

Директора не было – его вызвали  «на ковёр» в Трест, решалась судьба комбината.

Профессор Эмилия Рудольфовна озадаченно посмотрела на «постороннего» и попыталась его остудить замечанием, что автором указанной им книги является не Ильин, а Ильинский - её учитель. Но того занесло …

Планёрку быстро свернули, а  профессор куда-то исчезла. Как выяснилось позже, она прямиком на машине директора отправилась в Обком партии, где разнесла в пух и прах политику Треста. «Безобразие», – говорила она  - «почему такое плохое отношение к молодым специалистам со стороны Треста?»

Зря кричал на Марусю «посторонний» - Эмилия Рудольфовна была Почётным партийцем, проверенным военным временем!

Когда она покидала Обком партии, то навстречу ей уже бежал взмыленный «посторонний» - на нём не было лица. Он уже знал, что   НИКОГДА  не  будет ДИРЕКТОРОМ и поедет в леспромхоз ВЫЖИВАТЬ!

Вечером в Отдел новой техники зашёл  Директор. Он постоял на пороге, ласково посмотрел на Марусю и сказал: -  «Дякую, Мария Миколаивна». И вышел.

За что «спасибо-то», я ведь ничего не делала? – подумала Маруся.

С полочки на  неё  посмотрела Покровительница и улыбнулась:  колокольный звон  церквей возвестил миру и , конкретно, Марусе о великом празднике – Покрове Пресвятой Богородицы, покровительницы всех страждущих и обременённых судьбой.

ЖИЗНЬ ТАК  ПРЕКРАСНА!!




Добавить комментарий