Политика   |   Экономика   |   В мире   |   Происшествия   |   Природа   |   Социум   |   Онлайн

Доктрина Брежнева

«Доктрина Брежнева» была впервые изложена в газете «Правда» в далеком для нас 1968 году. Основная суть доктрины дала ей второе название – «доктрина ограниченного суверенитета».

Для того чтобы понять суть этого направления, необходимо вернуться в период после Второй мировой войны, которая значительно изменила расстановку сил в Европе. После того как Советский Союз победил фашизм, он, без сомнения, стал диктовать определенные условия в мировом пространстве. Это проявилось в первую очередь в распространении социализма на запад Европы и в укреплении позиций прокоммунистических сил в парламентах таких государств, как Чехословакия, Польша, Венгрия и т.д. Лишь Югославия вовремя опомнилась от коммунистического засилья и быстро развернула вектор в сторону развитых капиталистических стран. Страны же Восточной Европы для пущего контроля были объединены в новый военный союз – ОВД – Организацию Варшавского Договора, возникшую в 1955 году. Это позволило еще больше поляризовать мировую политическую арену: появились две четкие противоборствующие стороны, капиталистический и социалистический лагерь. Тон социалистическому лагерю всегда задавали руководители Советского Союза. Леонид Ильич Брежнев, внешняя политика которого также несла отпечаток его личности, не была исключением. Это был качественно новый курс, который отличался от направленности предыдущих политиков, так как был построен с учетом ошибок Сталина и Хрущева.

В чем же особенности курса? Внешняя политика Брежнева в первую очередь была направлена на лавирование и самоустранение от горячих мировых конфликтов. Брежнев по натуре был терпеливым и довольно острожным политиком, кроме того, под конец своего правления, после перенесенного инсульта, он старался не ввязываться в крупные споры между гигантами мира сего. В большинстве случаев Леонид Ильич лишь соглашался с очевидными, бескомпромиссными решениями, направленными на умиротворение. А те партийцы, которые в последние годы стояли за Брежневым, не решались выходить на мировой уровень во внешней политике – они предпочитали «вершить дела» в пределах своей страны. Доктрина Брежнева имела и еще одну особенность – коллективность в принятии решений. В большинстве случаев это была сплошная бутафория, так как все решения принимались вождем, а для мирового сообщества это было решением ряда стран. Разумеется, что внешне это выглядело гораздо демократичнее, однако стоит помнить, что все эти страны были участницами Организации Варшавского Договора, а значит – марионетками в руках Советского Союза.

Внешне такие решения подкреплялись прекрасной идеологической подоплекой. Доктрина Брежнева была построена на сплочении народов стран Восточной Европы, которые должны были четко осознавать: внешняя политика Союза – это политика пролетарского интернационализма, а значит – равенства, суверенитета и независимости. Поэтому все акции, проводимые Советским государством, считались вполне оправданными, ведь они проводились в рамках достижения этого самого равенства, суверенитета и независимости. И не беда, что иногда для проведения в жизнь определенных мероприятий приходилось использовать военную силу, как это было сделано в Польше, Венгрии и Чехословакии.

Еще один столп, на котором строилась доктрина Брежнева – изменение хронологических рамок достижения коммунизма. Вернее, и сам коммунизм, к которому шли еще со времен В. И. Ленина, теперь именовался как развитой социализм, а его достижение пролонгировалось вперед на сотни лет. Это дало возможность скрыть многие неудачи и недоработки в плане экономики, которая теперь уже не обещала советскому народу светлое будущее через десять-двадцать лет. А долгое время стремления к социализму предлагалось Л. И. Брежневым прожить в мире и согласии со странами различного типа развития, например, капиталистическими. Это и обусловливало терпимость Брежнева к развитым странам Европы, активное сближение с некоторыми из них.

Доктрина Брежнева на сегодняшний момент обнажила всю свою карикатурную сущность, однако в семидесятые годы прошлого столетия это был грамотный и правильный стратегический шаг, позволивший в дальнейшем избежать военных конфликтов и направить внешнюю политику Союза в мирное русло.