Политика   |   Экономика   |   В мире   |   Происшествия   |   Природа   |   Социум   |   Онлайн

Почему украинский кризис - это вина Запада

В соответствии с превалирующим мнением на Западе, в украинском кризисе нужно искать причину целиком и полностью в российской агрессии.Российский президент В. Путин, согласно этому мнению, аннексировал Крым вследствие долгого и мучительного желания воскресить Советскую империю, и, в конечном итоге он может захватить и всю остальную Украину, так же, как и все остальные страны Восточной Европы. В этом ключе, бывший украинский президент Виктор Янукович в феврале 2014 г просто создал предпосылки для принятия Путиным решения захватить часть Украины.

Либеральные заблуждения, которые спровоцировали Путина

Но так считать не стоит, поскольку США и их европейские союзники в большой степени несут ответственность за кризис. Главный корень проблемы - это разрастание НАТО, как центрального элемента глобальной стратегии выхватить Украину из орбиты России и интегрировать её в Запад.

В то же время, экспансия ЕС на восток и поддержка Западом про-демократического движения в Украине - начиная с Оранжевой революции в 2004 г. - также являлась критическим элементом. C середины 90-х годов российские лидеры непоколебимо сопротивлялись расширению НАТО, и в последние годы они приложили все усилия, чтобы было ясно, что они не будут оставаться в стороне, в то время как их стратегически важный сосед превратится в западный бастион. Для Путина незаконное свержение украинского демократически избранного и пророссийского президента - что он верно назвал "государственным переворотом" - было последней каплей.

Он ответил взятием Крыма - полуострова, который, как он опасался, мог бы стать морской военной базой НАТО, а также работой по дестабилизации Украины до тех пор, пока она не откажется от намерений присоединиться к Западу.

Такая позиция Путина не должна удивлять. В конце концов, Запад продвигался на "задний двор" России, угрожая её коренным стратегическим интересам, на чём Путин многократно делал акцент. Элиты в США и Европе были ошеломлены событиями только потому, что они придерживаются порочного взгляда на международную политику.

Они склонны верить в то, что логика реализма неуместна в двадцать первом веке и что Европа может быть целостной и свободной на основе таких либеральных принципов как верховенство права, экономическая независимость и демократия.

Но эта грандиозная схема пошла косо в Украине. Тамошний кризис показывает, что прагматичная политика всё же уместна – и страны, которые игнорируют её, делают это на свой страх и риск. Американские и европейские лидеры допустили грубый промах в своих попытках превратить Украину в узел сопротивления на российской границе.

Теперь, когда последствия обнажены, это было бы ещё даже более большой ошибкой продолжать такую непродуманную политику.

Западное унижение

К тому моменту как холодная война подошла к концу, советские лидеры предпочитали, чтобы американские [военные] силы, остающиеся в Европе и НАТО, оставались в неизменном состоянии, в таком расположении, чтобы, как они думали, сохранять воссоединённую Германию в мире. Но они и их российские последователи не желали, чтобы НАТО разрасталось всё более и исходили из того, что западные дипломаты понимали их обеспокоенность. Администрация Клинтона, очевидно, считала иначе, и в середине 90-х, начала расширять НАТО.

Первый этап разрастания случился в 1999 году и принёс Чешскую Республику, Венгрию и Польшу. Второй произошёл в 2004-м; были включены Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Румыния, Словакия и Словения. Москва яростно выражала недовольство с самого начала. Во время бомбардировочной кампании НАТО против боснийских сербов, например, российский президент Борис Ельцин сказал: "Это первый сигнал того, что может случиться, когда НАТО подойдёт вплотную к границам РФ... Пламя войны может вспыхнуть по всей Европе". Но русские были слишком слабы в то время, чтобы расстроить продвижение НАТО на восток, которое, в любом случае, не выглядело столь опасным, поскольку никто из новых членов не граничил с Россией, окромя крохотных балтийских государств.

Тогда НАТО стало всматриваться дальше на восток. На своём саммите в Бухаресте, альянс рассматривал принятие Грузии и Украины. Администрация Буша поддерживала это, однако Франция и Германия противостояли продвижению из-за опасений, что это неоправданно (несправедливо, незаконно, излишне, чересчур, неуместно) приведёт к антагонизациис Россией. В конце концов, члены НАТО пришли к компромиссу: альянс не начал формального процесса, приводящего к членству, но он выпустил постановление, одобряющее устремления Грузии и Украины, с выделенным жирным шрифтом: "Эти страны станут членами НАТО".

Москва, однако, не видела компромисса в такой развязке. Александр Грушко, тогдашний делегированный российский министр иностранных дел, сказал: "Членство Грузии и Украины в альянсе - это большая стратегическая ошибка, которая может иметь серьёзные последствия для панъевропейской безопасности". Путин придерживался мнения, что принятие этих двух стран в НАТО будет представлять "прямую угрозу" России. Одна российская газета писала, что Путин, в своём разговоре с Бушем, сделал прозрачный намёк, что, если Украина будет принята в НАТО, она прекратит существование.

Российское вторжение в Грузию в августе 2008 г. должно было развеять любые остававшиеся сомнения в намерениях Путина предотвратить присоединение Грузии и Украины к НАТО. Грузинский президент Михеил Саакашвили, который был глубоко предан идее привести свою страну в НАТО, решил летом 2008 года присоединить два сепаратистских региона: Абхазию и Южную Осетию. Но Путин добивался того, чтобы держать Грузию слабой и разделённой — и вне НАТО. После разразившейся войны между грузинским правительством и Южно-Осетинскими сепаратистами, российские силы взяли контроль над Абхазией и Южной Осетией. Москва поставила точку. Однако, несмотря на это чистое предупреждение, НАТО никогда публично не отказывалось от присоединения Грузии и Украины к альянсу. И расширение НАТО продолжалось и дальше, Албания и Хорватия стали членами в 2009 г.

***

ЕС также продолжал маршировать на восток. В мае 2008 г. он пролил свет на свою инициативу (!!!) Восточного Партнёрства- программу, способствующую процветанию в таких странах, как Украина, и интеграции их в экономику ЕС. Неудивительно, что российские лидеры рассматривали план как враждебный к интересам их страны. В прошлый февраль, до того как Янукович был выдавлен из кресла, российский министр иностранных дел Сергей Лавров обвинил ЕС в попытке создать "сферу влияния" в Восточной Европе. В глазах российских лидеров, экспансия ЕС - это троянский конь экспансии НАТО. Последним инструментом Запада для отслаивания Киева от Москвы были его усилия по распространению западных ценностей и продвижению демократии в Украине и других постсоветских государств, план, который часто подразумевает финансирование прозападных лиц и организаций. Виктория Нуланд, ассистент госсекретаря по европейским и евразийским делам, оценила в декабре 2013 г, что США инвестировали более 5 млрд. с 1991 г. для того чтобы помочь Украине достичь будущего, "которого она заслуживает". Как часть этих усилий, правительство США профинансировало Национальный Фонд за Демократию (NED). Неприбыльная организация основала более 60 проектов, нацеленных на стимуляцию гражданского общества в Украине, и президент NED, Карл Гершман, назвал эту страну «наибольшим призом». После победы Януковича на украинских выборах в феврале 2010 г, NED решило, что он подрывал её цели, поэтому она направила свои усилия на поддержку оппозиции и укрепление демократических институций.

Когда русские лидеры посмотрели на западную социальную инженерию в Украине, они обеспокоились, что их страна станет следующей. И эти страхи вряд ли беспочвенны. В сентябре2013 г. Гершман писал в WashingtonPost: «Украинский выбор присоединиться к Европе будет ускорять гибель идеологии русского империализма, которую представляет Путин». Он добавил: «Русские также стоят перед выбором, и Путин может обнаружить себя на проигравшей стороне не только в ближнем зарубежье, но и в самой России».

Создавая кризис

Западный тройной комплекс политики — разрастание НАТО, расширение ЕС и продвижение демократии — добавило топлива во взрывоопасную смесь, ожидающую искры. Вспышка произошла в ноябре 2013 г, когда Янукович отверг главную экономическую сделку, которую он обсуждал с ЕС и решил принять 15 млрд. дол. встречного российского предложения. Это решение дало подъём антиправительственным демонстрациям, которые привели к середине февраля к смертям около сотни протестующих. Западные эмиссары поспешно вылетели в Киев для разрешения кризиса. 21 февраля правительство и оппозиция заключили сделку, которая позволяла Януковичу оставаться при власти до новых выборов. Но сразу же рассыпалась впрах, и Янукович сбежал в Россию на следующий день. Новое правительство в Киеве было прозападным и антироссийским в корне, и содержало четыре члена высокого ранга, которые законно могли быть помечены как неофашисты.

Хотя вовлечение США ещё не прояснилось в полной мере, ясно, что США обеспечили переворот. Нуланд и Республиканский Сенатор Джон Маккейн участвовали в антиправительственных демонстрациях (!), и Джеффри Пьятт, посол США в Украине, провозгласил после свержения Януковича, что «этот день войдёт в историю». Из всплывшей утечки телефонного разговора, Нуланд выступала в защиту смены режима и хотела, чтобы украинский политик Арсений Яценюк стал премьер-министром нового правительства, что и случилось. Неудивительно, что русские из всех версий выбирают ту, которая утверждает, что Запад участвовал в свержении Януковича.

Настало время для Путина действовать против Украины и Запада. Вскоре после 22 февраля он приказал российским войскам взять Крым, и вскоре после этого, включил его в состав России.Операция была выполнена относительно легко, благодаря тысячам солдат российской армии, располагавшимся в морской базе крымского порта Севастополь. Крым также был лёгкой целью, поскольку этнически русские составляли около 60 процентов его населения. Большинство из них желало выйти из Украины.

В качестве следующего шага Путин оказал массированное давление на новое правительство в Киеве для того чтобы воспрепятствовать его объединению с Западом против Москвы? Делая понятным, что он сокрушит Украину как функционирующее государство? Прежде чем он допустит, чтобы Украина стала баррикадой на пороге России. В этом отношении он обеспечил оружием и дипломатической поддержкой русских сепаратистов в восточной Украине, которые толкали страну к гражданской войне. Он скопил большую армию на границе с Украиной, угрожая вторгнуться, в случае, если бы правительство разгромило повстанцев. И он резко поднял цену на натуральный газ, который Россия продаёт Украине и потребовал оплаты за прошлый экспорт. Путин играет жёстко.

Диагноз

Действия Путина несложно понять. Имея обширные просторы равнинной земли, которые Наполеоновская Франция, имперская Германия и нацистская Германия пересекали для удара по самой России, Украина служит в качестве буферного государства огромного стратегического значения для России. Ни один российский лидер не будет терпеть военного альянса, который был бы смертельным врагом Москвы,до последнего продвигающегося в Украину. Также ни один российский лидер не будет смирно стоять в сторонке, в то время как Запад помогает устанавливать там правительство, которое принимает решение интегрировать Украину в Запад.

Вашингтону может не нравиться позиция Москвы, но он должен понимать логику, которая за этим стоит. Это Геополитика 101: крупные силы всегда чувствительны к потенциальным угрозам возле территории их дома.

Ведь Соединенные Штаты не терпят, если далекие великие державы развернут свои военные базы в любом месте в Западном полушарии, а тем более на своих границах. Представьте себе возмущение в Вашингтоне, если бы Китай построил впечатляющий военный союз и попытался включить Канаду и Мексику в него. Логику в сторону, — говорили российские лидеры своим западным коллегам во многих случаях, почему они считают расширение НАТО в Грузии и на Украине неприемлемым, наряду с любыми усилиями развернуть эти страны против России — сообщение, посланное в 2008 году русско-грузинской войной, было предельно ясным.

Чиновники из Соединенных Штатов и их европейские союзники утверждают, что они очень старались успокоить опасения России и что Москва должна понять, что НАТО не имеет никаких планов в отношении России. В дополнение к постоянному отрицанию, что его расширение было направлено на сдерживание России, Альянс никогда не разворачивал свои силы в новых странах-членах. В 2002 году он даже создал проект под названием Совет Россия-НАТО в попытке поощрения сотрудничества. Чтобы в дальнейшем успокоить Россию, Соединенные Штаты объявили в 2009 году, что было бы хорошо развернуть свою новую систему противоракетной обороны на кораблях в европейских водах, по крайней мере для начала, а не на чешской или польской территории. Но ни одна из этих мер не работала; русские оставались решительно против расширения НАТО, особенно в Грузии и на Украине. И это русские, не Запад, который, в конечном счете сам решает, что считать своей угрозой.

Чтобы понять, почему Запад, а особенно США, не в состоянии понять, что его политика по Украине закладывает основу для крупного столкновения с Россией, нужно вернуться к середине 1990-х, когда администрация Клинтона начали выступать за расширение НАТО. Ученые мужи представляли разнообразные аргументы за и против расширения, но не было единого мнения о том, что делать. Большинство восточноевропейских эмигрантов в Соединенных Штатах и их родственников, например, решительно поддерживали расширение, потому что они хотели в НАТО, чтобы защитить такие страны, как Венгрия и Польша. Некоторые реалисты также выступали за эту политику, потому что думали, Россию по-прежнему необходимо сдерживать.

Но большинство реалистов выступало против расширения, в надежде, что угасающая великая держава со стареющим населением и одноотраслевой экономикой не нуждается в сдерживании. И они боялись, что расширение будет только давать Москве стимул вызывать проблемы в Восточной Европе. Американский дипломат Джордж Кеннан сформулировал эту перспективу в интервью 1998 года, вскоре после того, как Сенат США одобрил первый этап расширения НАТО. «Я думаю, что русские будут постепенно реагировать довольно негативно, и это повлияет на их политику», сказал он. «Я думаю, что это трагическая ошибка. Не было никаких причин для этого вообще. Никто не угрожал никому.»

Соединенные Штаты и их союзники должны отказаться от своего плана переориентировать Украину на Запад и вместо этого стремиться сделать ее нейтральным буфером.

Большинство либералов, с другой стороны, выступает за расширение, в том числе многих ключевых членов администрации Клинтона. Они считали, что окончание холодной войны коренным образом преобразует международную политику и что новый, постнациональный порядок заменит логику реализма, которая используется для управления в Европе. Соединенные Штаты были не только «незаменимой нацией», как отметила государственный секретарь Мадлен Олбрайт; они были также доброкачественной гегемоном, но это вряд ли можно рассматривать как угрозу в Москве. Целью, в сущности, было сделать весь континент похожим на Западную Европу.

И поэтому Соединенные Штаты и их союзники стремились продвигать демократию в странах Восточной Европы, повысить экономическую взаимозависимость между ними, и принимать их в международные институты. Выиграв дебаты в Соединенных Штатах, либералы без труда убедили своих европейских союзников поддержать расширение НАТО. Ведь, учитывая прошлые достижения ЕС, европейцы не были еще более преданными, чем американцы тому, что геополитика уже не имела значения, и что весь либеральный порядок может поддерживать мир в Европе.

Так тщательно либералы сделали доминирующим дискурс о европейской безопасности в течение первого десятилетия этого века, что даже Альянс принял политику открытых дверей, расширение НАТО столкнулось с малореалистичной оппозицией. Либеральное мировоззрение сейчас принято догмой среди американских чиновников. В марте, например, президент США Барак Обама выступил с речью об Украине, в которой он неоднократно говорил об «идеалах», которые мотивируют западную политику и как эти идеалы «часто угрожают старым, более традиционным взглядам на власть». Госсекретарь Джон Керри, высказываясь по Крыму, продемонстрировал эту же перспективу: «Вы в двадцать первом веке, а поступаете, как в девятнадцатом, вторгаясь в другую страну под полностью сфабрикованным предлогом.»

В сущности, обе стороны работают уже с разных плоскостях: Путин и его соотечественники думали и действовали в соответствии с диктатом реализма, в то время как их западные коллеги придерживались либеральных представлений о международной политике. Результатом является то, что Соединенные Штаты и их союзники по незнанию спровоцировали кризис вокруг Украины.

Поиски виновного в украинском кризисе

В том же интервью 1998 года, Кеннан предсказывал, что расширение НАТО спровоцирует кризис, после чего сторонники расширения будет «говорить, что мы всегда говорили вам о реакции русских.» Как по команде, большинство западных чиновники изображают Путина настоящим виновником в затруднительном положении Украины. В марте, согласно TheNewYorkTimes, канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что Путин находится иррациональности, рассказывая Обаме, что он живет «в другом мире.» Хотя Путин, несомненно, имеет автократические тенденции, нет никаких доказательств в поддержку обвинения, что он психически неуравновешенный. Напротив: он первоклассный стратег, который должен быть страшен и уважаем, и никем не оспариваться во внешней политике.

Другие аналитики утверждают, что Путин сожалеет о распаде Советского Союза и потому решил обратить его вспять путем расширения границ России. Согласно этой интерпретации, Путин, заняв Крым, в настоящее время проверяет реакцию, чтобы убедиться, что настало время завоевать Украину, или, по крайней мере, ее восточную часть, и он в конечном итоге ведет себя агрессивно по отношению к другим странам по соседству с Россией. Для некоторых в этом лагере, Путин представляется современным Адольфом Гитлером, и, заключать с ним любые сделки — означает повторять ошибку, совершенную в Мюнхене. Таким образом, НАТО должно принять Грузию и Украину для сдерживания России прежде, чем он захватит своих соседей и начнет угрожать Западной Европе.

Этот аргумент разваливается при ближайшем рассмотрении. Если Путин совершает шаги в формировании большой России, признаки его намерений почти наверняка возникли бы до 22 февраля. Но нет практически никаких доказательств, что он планировал аннексию Крыма, а тем более любой другой территории Украины до этой даты. Даже западные лидеры, которые поддерживали расширение НАТО, даже подумать боялись, что Россия собиралась использовать военную силу. Действия Путина в Крыму стали для них полной неожиданностью и, кажется, были спонтанной реакцией на свержение Януковича. Право потом, даже Путин заявил, что выступает против аннексии Крыма, но быстро передумал.

Кроме того, даже если бы хотела, Россия не имеет возможности легко завоевать и присоединить Восточную Украину, а тем более всю страну. Примерно 15 миллионов человек — треть населения Украины — жить между рекой Днепр, который делит пополам страну, и российской границей. Подавляющее большинство из тех людей хотят остаться в составе Украины и, безусловно, будут сопротивляться русской оккупации. Кроме того, непосредственно российская армия, которая показывает признаки превращения в современный вермахт, будет иметь мало шансов умиротворения всей Украины. Москва также вряд ли в состоянии платить за дорогостоящую оккупацию; ее слабая экономика будет страдать еще больше в условиях полученных санкций.

Но даже если Россия действительно продемонстрирует мощную военную машину и впечатляющую экономию, это еще не признак того, что она может занять Украину. Достаточно всего лишь взглянуть на опыт СССР и США в Афганистане, опыт США во Вьетнаме и Ираке, и российский опыт в Чечне, чтобы напомнить, что военные начинания, как правило, заканчивается плохо. Путин, конечно, понимает, что попытки подчинить Украину будут, как глотание дикобраза. Его реакция на события была оборонительной, не являясь нападающей.

Решение кризиса на Украине

Учитывая, что большинство западных лидеров продолжают отрицать, что поведение Путина может быть мотивировано законными интересами безопасности, неудивительно, что они пытались изменить его путем удвоения давления на существующую политику и наказания России для сдерживания дальнейшей агрессии. Хотя Керри утверждает, что «все варианты находятся на столе», ни Соединенные Штаты, ни их союзники по НАТО не готовы применить силу, чтобы защитить Украину. Запад полагается вместо этого на экономические санкции, чтобы заставить Россию прекратить поддерживать восстание в Восточной Украине. В июле США и ЕС ввели в действие свой ​​третий раунд ограниченных санкций, ориентированных в основном на высокопоставленных должностных лиц, тесно связанных с правительством России и некоторых важных банков, энергетических компаний, и оборонных предприятий. Они также угрожали, что внедрят еще один, более жесткий этап санкций, направленных на целые отрасли российской экономики.

Такие меры будут иметь больше эффекта. Суровые санкции, скорее всего, были взяты со стола; западноевропейские страны, особенно Германия, сопротивлялись их наложению, опасаясь, что Россия может нанести ответный удар и нанести серьезный экономический ущерб ЕС. Но даже если Соединенные Штаты могли бы убедить своих союзников принять жесткие меры, Путин, вероятно, не изменит своим принятым решениям. История показывает, что страны будут терпеть огромное количество наказаний ради того, чтобы защитить свои основные стратегические интересы. И нет причин думать, что Россия представляет собой исключение из этого правила.

Западные лидеры также цеплялись за провокационных политиков, которые ускорили кризис преждевременно. В апреле вице-президент США Джозеф Байден провел встречу с украинскими законодателями и сказал им: «Это вторая возможность сделать хорошее, не предав обещания оранжевой революции». Джон Бреннан, директор ЦРУ, в том же месяце побывал в Киеве и про эту поездку Белый дом заявил, что она была направлена на повышение сотрудничества по безопасности с украинским правительством.

В ЕС, тем временем, продолжали настаивать на своем Восточном партнерстве. В марте Жозе Мануэль Баррозу, президент Европейской комиссии, показал, что ЕС думает об Украине, заявив: «У нас есть долг, долг солидарности с этой страной, и мы будем работать, чтобы они стали как можно ближе к нам.» И, конечно, 27 июня, ЕС и Украина подписали экономическое соглашение, которое Янукович роковым образом отклонил семь месяцев назад. Также в июне, на встрече министров иностранных дел членов НАТО, было принято решение о том, что Альянс останется открытым для новых членов, хотя министры иностранных дел воздержались от упоминания Украины. «Никакая третья страна не имеет права вето на расширение НАТО,» объявил Андерс Фог Расмуссен, генеральный секретарь НАТО. Министры иностранных дел также договорились поддерживать различные меры по улучшению военного потенциала Украины в таких областях, как командование и управление, логистика и кибер пространство. Российские лидеры, естественно, опешили от этих действий; ответ Запада на кризис сделал плохую ситуацию еще хуже.

Существует решение кризиса в Украине, однако это потребует от Запад подумать о стране, в принципиально новом разрезе. Соединенные Штаты и их союзники должны отказаться от своего плана развернуть Украину на запад и вместо этого стремиться сделать ее нейтральным буфером между НАТО и Россией, что сродни позиции Австрии в годы холодной войны. Западные лидеры должны признать, что Украина имеет такое огромное значение для Путина, что они не могут поддержать антироссийский режим. Это не будет означать, что будущее украинское правительство должно быть про-русским или анти-НАТОвским. Напротив, целью должна быть суверенная Украина, которая не находится ни в России, ни в западном лагере.

Для достижения этой цели, Соединенные Штаты и их союзники должны публично исключить расширение НАТО в Грузию и в Украину. Запад также должен помочь создать экономический план спасения для Украины, финансируемый совместно ЕС, Международным валютным фондом, Россией и Соединенными Штатами — предложение, которое Москва должна приветствовать, учитывая свой интерес в том, чтобы процветающая и стабильная Украина закрыла свой западный фланг. И Запад должен существенно ограничить свои социально-инженерные усилия внутри Украины. Пора положить конец западной поддержке второй оранжевой революции. Тем не менее, США и европейские лидеры должны поощрять Украину уважать права меньшинств, особенно языковые права ее русскоговорящих граждан.

Некоторые могут возразить, что изменение политики по отношению к Украине серьезно повредило бы доверию к США во всем мире. Да, безусловно, будут определенные затраты, но затраты на продолжение неправильной стратегии будут гораздо больше. Кроме того, другие страны, вероятно, уважают государство, которое учится на своих ошибках и, в конечном счете разрабатывает политику, которая эффективно решает проблему. Этот вариант, очевидно, открыт в США.

Также стоит услышать утверждение, что Украина имеет право определять, с кем она хочет объединиться и русские не имеют права препятствовать Киеву присоединяться к Западу. Это опасный путь для Украины, чтобы думать о своих вариантах внешней политики. Печальная истина состоит в том, что часто бывает правильно, когда великодержавные политики участвуют в игре. Абстрактные права, такие как самоопределение, в значительной степени бессмысленны, когда мощные государства вступают в борьбу с более слабыми государствами. Разве Куба имела право создавать военный союз с Советским Союзом во время холодной войны? Соединенные Штаты, конечно, не думали, что да, и русские думают так же о присоединении Украины к Западу. В интересах Украины — понять эти факты жизни и быть осторожными, имея дело со своим более могущественным соседом.

Даже если сам этот анализ и покажет, что Украина имеет право обращаться к вступлению в ЕС и НАТО, факт остается фактом — Соединенные Штаты и их европейские союзники имеют право отклонить эти запросы. И нет причин, по которым Запад должен вместить Украину, если она согнута из-за проведения неправильной внешней политики, особенно если ее же защита для нее — не жизненно важный интерес. Предаваясь мечтам, некоторым украинцам не стоит враждовать и вступать в распри.

Конечно, некоторые аналитики могут признать, что НАТО имеет с Украиной не очень тесные взаимоотношения, и все же они утверждают, что Россия является врагом, который будет становиться только более грозным с течением времени — и то, что Запад, следовательно, не имеет другого выбора, кроме как продолжать свою нынешнюю политику. Но эта точка зрения сильно ошибочна. Россия находится в упадке, и будет только слабеть со временем. Даже если бы Россия была восходящей державой, помимо всего прочего, это по-прежнему не имеет смысла — включать Украину в НАТО. Причина проста: Соединенные Штаты и их европейские союзники не считают Украину одним из основных стратегических партнеров, о чем говорит их нежелание применять военную силу, придя к ней на помощь. Поэтому было бы верхом глупости — создание нового члена НАТО, которого другие члены не имеют намерения защищать. НАТО расширилось в прошлом, потому что либералы предполагали, что Альянс никогда не должен выполнять свои новые гарантии безопасности, но последние игры российской власти показывают, что предоставление членства Украине в НАТО может поставить Россию и Запад на встречные курсы.

Включение вкупе с нынешней политикой также усложнит западные отношения с Москвой по другим вопросам. Соединенные Штаты нуждаются в помощи России для вывода американских сил из Афганистана через российскую территорию, достижения ядерного соглашения с Ираном и стабилизации ситуации в Сирии. На самом деле, Москва помогла Вашингтону во всех этих трех проблемах в прошлом; летом 2013 года, именно Путин вытащил каштаны Обамы из огня ковкой сделки, при которой Сирия согласилась отказаться от химического оружия, тем самым избежав военного удара США, которым угрожал Обама. Соединенные Штаты будут однажды нуждаться в помощи России в сдерживании растущего Китая. Текущая политика США, однако, только ставит Москву и Пекин ближе друг к другу.

Соединенные Штаты и их европейские союзники сейчас стоят перед выбором по Украине. Они могут продолжать свою нынешнюю политику, которая обострит военные действия с Россией и опустошит в процессе Украину — ситуацию, в которой каждый может проиграть. Или они могут переключиться и работать, чтобы создать процветающую, но нейтральную Украину, ту, которая не угрожает России и Западу и позволяет восстановить свои отношения с Москвой. При таком подходе все стороны выиграли бы.